Героям Великой Отечественной войны посвящается (1 фото)




В 1967 году в Западном Берлине немец задал вопрос Юлии Друниной:

— Я был полковым врачом на Восточном фронте и хорошо знаю, что такое война. Это прежде всего то, что убивает в человеке всё человеческое. И я не могу понять, как женщина, прошедшая фронт, не только смогла остаться женщиной, но и стать поэтом?

Великая Отечественная женщины после войны война войны Берлин человек поэты

Она ответила:

— На мой взгляд, всё опять-таки упирается в то, что вы были солдатами армии захватнической, а мы — освободительной. Вы ворвались в чужую страну, убивая, истязая, грабя. Конечно, делать это можно лишь тогда, когда в твоей душе уничтожено или по меньшей мере усыплено всё человеческое. Иначе просто сойдёшь с ума… Но почему должно умирать человеческое в душах людей, которые защищают своих детей, своих близких, свои дома, людей, которые если и убивают, то вынуждены — обороняясь? Нет, мы не переставали быть людьми. Конечно, мы научились ненавидеть. Но мы не разучились любить. Мне кажется, что после войны мы ещё острее почувствовали счастье жить, что, перестрадав, мы стали ближе принимать к сердцу страдания других.

Глаза бойца слезами налиты, Лежит он, напружиненный и белый, А я должна приросшие бинты С него сорвать одним движеньем смелым. Одним движеньем — так учили нас. Одним движеньем — только в этом жалость… Но встретившись со взглядом страшных глаз, Я на движенье это не решалась. На бинт я щедро перекись лила, Стараясь отмочить его без боли. А фельдшерица становилась зла И повторяла: «Горе мне с тобою! Так с каждым церемониться — беда. Да и ему лишь прибавляешь муки». Но раненые метили всегда Попасть в мои медлительные руки. Не надо рвать приросшие бинты, Когда их можно снять почти без боли. Я это поняла, поймешь и ты… Как жалко, что науке доброты Нельзя по книжкам научиться в школе Ю.Друнина.









Добавить комментарий