Урановый реактор (44 фото)




Попасть на действующую атомную электростанцию — недостижимая мечта многих. Многоуровневая система безопасности, радиация и бурлящее жерло ядерного реактора....
Добро пожаловать!

  Фотографии и текст Василия Никитинского   1. Смоленская АЭС, г.Десногорск. Одна из 10 действ

Фотографии и текст Василия Никитинского
1. Смоленская АЭС, г.Десногорск. Одна из 10 действующих АЭС в России, АЭС, которая дает 8% электроэнергии в Центральном регионе и 80% — в Смоленской области. И просто огромное сооружение, масштабы которого не могут не впечатлять.

2. Начало строительства АЭС было объявлено в 1973 году. А уже в конце 1982 был сдан энергоблок №1. О

2. Начало строительства АЭС было объявлено в 1973 году. А уже в конце 1982 был сдан энергоблок №1. О пропускном режиме много говорить не буду, ибо нельзя, скажу только, что он многоуровневый. На каждом этапе прохода в АЭС свой вид охраны. Ну и конечно, много спецтехники.

  3. Первым делом, посещая АЭС, нужно раздеться. А затем одеть всё белое, чистое... Вплоть до нос

3. Первым делом, посещая АЭС, нужно раздеться. А затем одеть всё белое, чистое… Вплоть до носков и чепчиков.

  4. Прекрасный сувенир с АЭС. И это не жвачка. Крутишь шарманку, а тебе беруши в руку падают.

4. Прекрасный сувенир с АЭС. И это не жвачка. Крутишь шарманку, а тебе беруши в руку падают.

  5. В принципе, особой надобности в них нет, ибо каски, которые также нужно надевать, идут в ком

5. В принципе, особой надобности в них нет, ибо каски, которые также нужно надевать, идут в комплекте с шумопоглощающими наушниками.

  6. Да, обувь тоже индивидуальная.

6. Да, обувь тоже индивидуальная.

  7. Та-дааам! Воин света к проходу готов!

7. Та-дааам! Воин света к проходу готов!

  8. Обязательный элемент одежды — индивидуальный накопительный дозиметр. Каждому выдается свой,

8. Обязательный элемент одежды — индивидуальный накопительный дозиметр. Каждому выдается свой, который в конце дня сдаётся и показывает накопленную дозу излучения.

  9. Всё. Мы внутри. Это зона контролируемого доступа. Впереди — реактор. Переходами, галереями,

9. Всё. Мы внутри. Это зона контролируемого доступа. Впереди — реактор. Переходами, галереями, сквозь системы безопасности идём внутрь…

  10. И попадаем в блочный щит управления АЭС . Это — мозг станции. Отсюда управляется всё.

10. И попадаем в блочный щит управления АЭС . Это — мозг станции. Отсюда управляется всё.

  11. От количества кнопочек, схем, огоньков и мониторов рябит в глазах.

11. От количества кнопочек, схем, огоньков и мониторов рябит в глазах.

  12. Я вас не буду утомлять сложными технологическими терминами и процессами. Но вот здесь, напр

12. Я вас не буду утомлять сложными технологическими терминами и процессами. Но вот здесь, например, ведется управление стержнями реактора.

  13. Смена блока управления — 4 человека. Трудятся они здесь по 8 часов. Понятно, что смены круг

13. Смена блока управления — 4 человека. Трудятся они здесь по 8 часов. Понятно, что смены круглосуточны.

  14. Отсюда управляются и реактор и сам блок и турбины АЭС. А ещё здесь прохладно, тихо и спокой

14. Отсюда управляются и реактор и сам блок и турбины АЭС. А ещё здесь прохладно, тихо и спокойно.

  15. Серьезный ключ — АЗ — «аварийной защиты». Безопасность АЭС — превыше всего. Вся система нас

15. Серьезный ключ — АЗ — «аварийной защиты». Безопасность АЭС — превыше всего. Вся система настолько совершенна, что исключает воздействие на управление извне. Автоматика, в случае ЧП, всё может сделать без участия людей, но и профессионалы здесь дежурят не зря. Кстати, остановка реактора, в случае чего, не происшествие, а контролируемая технологическая процедура. Для профилактических работ реактор тоже останавливают.

  16. За 32 года работы АЭС здесь не было зафиксировано ни одного ЧП или повышения радиационного

16. За 32 года работы АЭС здесь не было зафиксировано ни одного ЧП или повышения радиационного фона. В т.ч. и классифицируемого выше нулевого (минимального) уровня по международной шкале ИНЕС. Уровень защиты АЭС в России — лучший в мире.
И снова — длинные ряды тумблеров, мониторов и датчиков. Ничего не понимаю…

  17. Профессионалы обсуждают возможные нештатные ситуации.

17. Профессионалы обсуждают возможные нештатные ситуации.

  18. А кто-то пилит селфи в месте, недостижимом для обычных граждан. Заметили, что все без касок

18. А кто-то пилит селфи в месте, недостижимом для обычных граждан. Заметили, что все без касок? Это чтобы они ни на что случайно не упали.

  19. Идём наверх. Можно на лифте, а можно и пешочком на уровень 8 этажа по ступенькам со специал

19. Идём наверх. Можно на лифте, а можно и пешочком на уровень 8 этажа по ступенькам со специальной антирадиационной защитой. Высоко.

  20. Снова — несколько кордонов защиты. И вот — центральный зал 1 энергоблока . Таких на Смоленс

20. Снова — несколько кордонов защиты. И вот — центральный зал 1 энергоблока . Таких на Смоленской АЭС три.

  21. Главное здесь — реактор. Сам он огромный — внизу, а здесь видно лишь его плато безопасности

21. Главное здесь — реактор. Сам он огромный — внизу, а здесь видно лишь его плато безопасности . Это металлические квадратики — сборки. Они являются своеобразной пробкой с биозащитой, перекрывающей технологические каналы реактора, в которых находятся ТВС — тепловыделяющие сборки с диоксидом урана. Всего таких каналов здесь 1661. Именно они и содержат топливные элементы, которые выделяют мощнейшую тепловую энергию за счет ядерной реакции. Между ними установлены управляемые стержни защиты, которые поглощают нейтроны. С их помощью ядерная реакция и контролируется.

  22. Есть вот такая разгрузочно-загрузочная машина.

22. Есть вот такая разгрузочно-загрузочная машина.

23. Её задача — заменять топливные элементы. Причем делать это она может как на остановленном реакто

23. Её задача — заменять топливные элементы. Причем делать это она может как на остановленном реакторе, так и на работающем. Огромная, конечно.

  24. Пока никто не видит...

24. Пока никто не видит…

  25. ААА! Стою! Под ногами гул и вибрация. Ощущения нереальные! Мощь кипящего реактора, мгновенн

25. ААА! Стою! Под ногами гул и вибрация. Ощущения нереальные! Мощь кипящего реактора, мгновенно превращающего воду в пар словами не передать…

  26. Вообще-то работники АЭС не очень любят, когда по плато ходят. «По вашему же рабочему столу

26. Вообще-то работники АЭС не очень любят, когда по плато ходят. «По вашему же рабочему столу никто ногами не ступает …»

  27. На самом деле, позитивные люди.

27. На самом деле, позитивные люди.

  28. В зале есть бассейн. Нет, не для купания. Здесь под толщей воды до 1,5 лет хранится отработ

28. В зале есть бассейн. Нет, не для купания. Здесь под толщей воды до 1,5 лет хранится отработавшее ядерное топливо. А еще стенды с готовыми ТВС — видите какие они длинные? Скоро их место будет в реакторе.

  29. Внутри каждой трубочки (ТВЭЛ) — маленькие цилиндрические таблетки из диоксида урана. «Со св

29. Внутри каждой трубочки (ТВЭЛ) — маленькие цилиндрические таблетки из диоксида урана. «Со свежим топливом можно спать в обнимку», — говорят работники АЭС.

  30. Готовое к погрузке в реактор топливо.

30. Готовое к погрузке в реактор топливо.

  31. Место без сомнения, впечатляющее. Но вопрос о радиации постоянно крутится в голове.

31. Место без сомнения, впечатляющее. Но вопрос о радиации постоянно крутится в голове.

  32. Вызвали специалиста — дозиметриста. Дозиметр в реальном времени в центре реактора показал з

32. Вызвали специалиста — дозиметриста. Дозиметр в реальном времени в центре реактора показал значение чуть выше чем на улицах Москвы.

  33. Выдохнул. Успокоился. Идём дальше.

33. Выдохнул. Успокоился. Идём дальше.

  34. Мощные циркуляционные насосы, подводящие теплоноситель — воду — к реактору.

34. Мощные циркуляционные насосы, подводящие теплоноситель — воду — к реактору.

  35. Вот здесь гул уже сильнейший. Без наушников не обойтись.

35. Вот здесь гул уже сильнейший. Без наушников не обойтись.

  36. Немного отдохнём ушами в переходе. И снова в сильный шум — турбинный зал АЭС.

36. Немного отдохнём ушами в переходе. И снова в сильный шум — турбинный зал АЭС.

  37. Просто огромный зал с невероятным количеством труб, двигателей и агрегатов. Пар, выделяемый

37. Просто огромный зал с невероятным количеством труб, двигателей и агрегатов. Пар, выделяемый из воды, которая охлаждает реактор, поступает сюда — на турбогенераторы.

  38. Турбина — целый дом! Пар вращает её лопасти со скоростью ровно 3000 оборотов в минуту. Так

38. Турбина — целый дом! Пар вращает её лопасти со скоростью ровно 3000 оборотов в минуту. Так тепловая энергия преобразуется в электрическую.

  39. Трубы, насосы, манометры...

39. Трубы, насосы, манометры…

  40. Отработавший пар конденсируется и в жидком виде вновь подается к реактору.

40. Отработавший пар конденсируется и в жидком виде вновь подается к реактору.

  41. Кстати, тепло от отработанного пара используется и для города. Себестоимость такой теплоэне

41. Кстати, тепло от отработанного пара используется и для города. Себестоимость такой теплоэнергии очень мала. Контроль радиации — вообще отдельная тема. Многоступенчатая система фильтрации воды, датчики по всей АЭС, городу и области, постоянный сбор анализов и проб из окружающей среды и своя лаборатория. Всё прозрачно — отчеты можно посмотреть на сайте «Росэнергоатома» в реальном времени.

  42. Выйти из зоны контролируемого доступа тоже просто так не удастся. Трижды здесь проводится п

42. Выйти из зоны контролируемого доступа тоже просто так не удастся. Трижды здесь проводится полная проверка на наличие радиации, пока ты снова не окажешься в трусах.
На АЭС трудится около 4 000 сотрудников, а средняя зарплата — около 60 тысяч рублей.

  43. Ну что сказать, мне уже не страшно. Контроля много. Везде порядок, чистота, охрана труда и

43. Ну что сказать, мне уже не страшно. Контроля много. Везде порядок, чистота, охрана труда и безопасность. Всё-таки велик Человек — такое придумать и использовать…









Добавить комментарий