Он погиб, чтобы другие жили (1 фото)




Как и многие великие русские моряки, Петр Нилович Черкасов родился далеко от моря – в Нижнем Новгороде 19 июня 1882 года в семье морского офицера. После окончания двух классов Александровского дворянского института он поступил в петербургский Морской кадетский корпус. Это учебное заведение было элитным – в него принимались только дети флотских офицеров и потомственные дворяне.

элитное жилье Нижний Новгород Офицеры дети роды семья CLS-класс море

По окончании годичного курса корпуса в сентябре 1900 года гардемарин Черкасов был произведен в первый офицерский чин мичмана.

Первым кораблем, на котором выпало служить юному офицеру, стал только что вступивший в строй эскадренный броненосец «Пересвет».

В мае 1904 года молодой офицер был произведен в чин лейтенанта. Последовало новое назначение – третьим артиллерийским офицером на эскадренный броненосец «Севастополь».

Летом 1904 броненосец в составе русской эскадры из одиннадцати кораблей вышел в море с целью прорваться из Порт-Артура во Владивосток, но попытка оказалось неудачной – наши корабли встретились с крупными силами японцев и по приказу командующего В.К.Витгефта повернули назад, причем «Севастополь» напоролся левым бортом на мину, потеряв одиннадцать человек ранеными.

После возвращения в строй в июле 1904 года «Севастополь» принял участие во второй попытке прорыва из Порт-Артура – сражении, известном в истории флота как «бой в желтом море». На протяжении этого боя русский броненосец выпустил по врагу 78 снарядов главного калибра и 323 снаряда калибром 152 миллиметра и сам получил несколько попаданий. Три орудия вышли из строя, один член экипажа погиб, 61 моряк был ранен. Одним из двух раненых офицеров был Петр Черкасов – он получил ранение в голову и две контузии, но из боя не вышел и отказался от медицинской помощи.

После боя в Желтом море попыток прорыва во Владивосток русский флот больше не предпринимал, а корабли фактически стали плавучими батареями, оборонявшими крепость Порт-Артур.

Первая мировая война застала Петра Николаевича Черкасова в должности командира канонирской лодки «Сивуч». Этот класс кораблей предназначался для выполнения боевых операции в прибрежной зоне – несения патрульной службы, постановки минных заграждений. На протяжении первого полугода войны крупных сражений на русском участке Балтийского моря не было.

Но в конце июня 1915 года ситуация изменилась. Германская армия захватила Курляндию, в распоряжении немецкого флота оказались русские военно-морские базы Либава и Виндава (ныне Лиепая и Вентспилс, Латвия). Почти ежедневно на Балтике происходили бои между германскими и русскими кораблями.

В начале августа 1915 года германский флот предпринял попытку прорыва через Ирбенский пролив в Рижский залив, с целью окружения и уничтожения морских сил Рижского залива, а также минирования Моонзундского пролива.

В это время русские канонерская лодка “Сивуч” вместе с лодкой “Кореец” поддерживали артиллерийским огнем приморский фланг русских войск у Усть-Двинска. Опасаясь, что лодки будут отрезаны от основных сил, командование приказало им срочно возвращаться в Моонзунд.

19 (6) августа в 20 часов 30 минут у острова Кюно (Кихну) русские канонерки встретились с германским крейсером “Аугсбург” и эсминцами “V-29” и “V-100”. Рассчитывая оторваться от противника в наступавших сумерках и вечернем тумане, лодки увеличили ход. Но быстроходные корабли противника их догнали, осветили прожекторами и через 15 минут с дистанции 25 каб. открыли стрельбу.

В начале боя немецкие корабли сосредоточили огонь на головной канонерской лодке “Сивуч” и сразу добились нескольких попаданий. С разбитыми кормовыми орудиями “Сивуч”, прикрывая “Корейца”, развернулся и, введя в бой носовую артиллерию, пошел на врага.

В это время комендорам “Корейца” удалось сбить носовой прожектор на германском крейсере. На некоторое время все погрузилось во тьму. Пытаясь ввести в действие кормовой прожектор “Аугсбург” развернулся и потерял из виду “Корейца”.

Прожектор крейсера сквозь туман уперся в медленно двигавшийся силуэт “Сивуча”. По контурам корабля “Аугсбург” принял “Сивуча” за линейный корабль “Слава” и вызвал к себе помощь.

Через 20 минут к месту боя подошли 7 германских эсминцев, а также линкоры “Нассау” и “Позен”, которые обрушили на “Сивуч” мощь своих 280-мм орудий.

В атаку на канонерскую лодку устремились вражеские эсминцы “S-176”, “S-178”, “S-179” и “V-185” 8-й германской флотилии. По лодке в общей сложности было безрезультатно выпущено 6 торпед.

Героически сражавшийся под командованием капитана 2 ранга П.Н. Черкасова, “Сивуч” в 32-минутном бою нанес повреждения крейсеру и эсминцу, но был расстрелян с близкого расстояния.

Превратившись в костер и погружаясь в воду, русский корабль продолжал вести огонь из единственного уцелевшего 75-мм плутонгового орудия мичмана М. Мурзина. В 21 час 30 минут лодка перевернулась и, окутавшись паром, ушла под воду.

Из 148 человек команды “Сивуча” немцы подобрали из воды 2 офицеров и 48 матросов, из которых только 15 не имели ранений. При переходе в Свинемюнде 8 моряков скончались от ран.

Вместе с канонерской лодкой “Сивуч” погиб ее командир Петр Нилович Черкасов. За свой последний бой капитан 2 ранга П.Н. Черкасов был посмертно награжден орденом Святого Георгия 4-й степени (Георгиевский статут 1913 года позволял это делать) и произведен в капитаны 1-го ранга.

Благодаря беспримерному мужеству экипажа «Сивуча» был сорван план прорыва германского флота в Рижский залив.

Активность противника в этом регионе снизилась на целых два года.









Добавить комментарий