Ваучеры 90-х: что это было? (1 фото)




В октябре 1992 года в России началась ваучерная приватизация. Все граждане, независимо от пола и возраста, могли придти в Сберкассу и по свидетельству о рождении или паспорту получить ваучер, т.е. свою долю от раздела общего пирога (государства) .

В выигрыше оказались те кто по-крупному скупал ваучеры и добивался с их помощью контроля над нужными

В выигрыше оказались те кто по-крупному скупал ваучеры и добивался с их помощью контроля над нужными им предприятиями. Скупка происходила на всех углах.

Те кто не продал, а «вложил», тоже в основном остался ни с чем. В том числе даже самыепродвинутые. В частности один из организаторов приватизации П.Филиппов.

Как вы распорядились своим ваучером?

— Вложил в один из фондов, который был организован при Госкомимуществе, владельцы этого фонда показали нам ручкой и ушли. Т.е., я на свой ваучер не смог ничего реализовать. Но сам бумажный ваучер — не моё изобретение, а изобретение Чубайса и ребят. Но я в принципе согласился, потому что наш подход с безналичным ваучером, он вёл в тупик. Сбербанковская система просто бы захлебнулась в безналичных ваучерах. Схема работала чётко — получил ваучер — продал — получил.

Народ, понятное дело, «прихватизаторов» ненавидел.

Почему так получилось?

Экономист Андрей Илларионов, хорошо знающий либерально-реформаторскую кухню, толково объяснил почему все со своими ваучерами остались у разбитого корыта.

— Мало кто уже помнит, знает, но в 1991-м Верховный Совет России, Съезд народных депутатов приняли закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР». ( Я Илларионову поверил, но на всякий случай проверил. Сам-то не помнил, поскольку в 1991-м еще в Праге работал. Действительно, был такой закон. По нему каждый гражданин России должен был получить именной приватизационный счёт, на который зачислялись денежные суммы, предназначенные для оплаты приватизируемого государственного имущества. Закон не разрешал продажу приватизационных вкладов другим лицам! — Е.Ч.) Инициатором и одним из авторов закона был Петр Сергеевич Филиппов, председатель подкомитета по приватизации в Верховном совете РФ. Когда Чубайса поставили на приватизацию в правительстве, между ним и Филипповым начались жесткие споры. В конце концов в этой борьбе Чубайс «съел» своего коллегу и соратника по питерскому клубу «Перестройка».

На мой взгляд, с именными счетами Филиппова приватизация в России проходила бы медленнее, но справедливее. И дала бы возможность многим людям принять участие в процессе при понимании ими того, что они делают. Ваучеры, акции, инвестиционные фонды — все это было новое, непонятное для подавляющего большинства народа, вышедшего из СССР. Требовались усилия и время, чтобы разобраться, что к чему. Однако новая власть выбрала тактику кавалерийского наскока: быстрей, быстрей! Чтобы никто не успел опомниться и понять, что происходит. Ускоренная приватизация оказалась для этого идеальным вариантом.

«Съев» Филиппова, Чубайс изящно провернул позже операцию по замене уже узаконенных именных счетов безымянными ваучерами. Дождался августа 1992-го, когда депутаты ушли на каникулы. И Ельцин подписал указ о ваучерах.

— В чем смысл операции?

— Тогда, согласно чрезвычайным полномочиям, данным Съездом президенту, указ Ельцина вступал в силу, если в течение одной недели его не отвергал Верховный Совет. За неделю вызвать депутатов с каникул в Москву голосовать против ваучеров было физически невозможно. На это и рассчитывал Чубайс. Так ловким приемом принципиально были изменены идеология приватизации и ее законодательство.

Когда осенью депутаты вернулись в столицу, они поняли, как цинично обманула и оскорбила их исполнительная власть — правительство и президент, которым они предоставили чрезвычайные полномочия. Но было уже поздно. В любой демократической стране такие действия были бы расценены как тяжелейшее преступление против конституционного строя и привели бы к немедленной отставке виновных. Но только не в России.

Только сейчас появились т.н. «объяснения». Мол, Сбербанк тогда не был готов к введению именных приватизационных вкладов, поскольку технически это было сложно делать. Но технические сложности — не основание для нарушения закона. Сложно сделать за год? Делайте три года. Кто вас торопил? В Польше массовую приватизацию стали проводить через 6-7 лет после начала реформ. В Китае после 30 с лишним лет реформ массовая приватизация до сих пор не начата. И, кажется, нельзя сказать, что реформы и там и там оказались неудачными. Скорее, наоборот.









Добавить комментарий