О мужской дружбе и любви к растворам этанола (1 фото)




  Звонит мне друг вечером, голос дрожит и явственно сквозит нервяк и обреченность. Приди говорит, спаситель, принеси малька, все вопросы потом, умираю, срочно. А надо сказать, что в пьянке, за все на тот момент 20 лет нашей дружбы, он замечен не был.

дружба голос о любви вечер моменты как быть другом друг вопросы

  Пришел, принес коньяка, думаю посидим про книжки поговорим, про планы на совместную поездку на Соловки. Не тут то было — трясет человека аки застиранные трусы на осеннем ветру, что сушатся во дворе. Взять рюмку в руку не может, расплескивает, по зубам стеклом стучит. Соорудил ему стакан и трубочку для коктейлей, сидит, аристократ хуев, пытается поймать трубочку, втянуть в себя надежду на облегчение. Еле–еле смог, дальше следующая сверхзадача — не сблевать. Справился, откинулся, сидит, потеет. Какие уж тут книжки и Соловки, тут истории резче и суровее: Пил одиннадцать дней, очнулся на двенадцатый, денег почти нет, сил спуститься с третьего этажа за добавкой тоже нет. Вдруг — озарение и ангелы поют «эврика», я же запрятал 100 грамм под ванной, запрятал от самого себя. Достал, расцеловал, выпил. Не удержал, изверг из себя соки говн и расплакался слезой ребенка. Вот еле тебя смог набрать….   Надо ли говорить, что пить я с ним не стал, отвез его в дневной стационар на капельницы утром, надо ли говорить, что это потом еще повторялось несколько раз за тот год? Помогал конечно, а затем четко отрезал — разбирайся сам в своей башке, друг, никто кроме тебя там порядок и благолепие не наведет. Бухал он еще три года, ловили и сбивали палками его по всей области.   Но он оказался крепким малым, после очередного заплыва, где он был и что он видел в своих безднах известно только ему, он завязал и уже восемь лет не пьет.   А в компании всегда говорит: — Я свою цистерну уже выпил И улыбается так загадочно и мило, гад.   Но я то я знаю, что у него еще одна на запасных путях стоит нераспечатанная…









Добавить комментарий